Загадки саратовского антрепренера
Городской театр, фото конца XIX века. Фото: oldsaratov.ru

Городской театр, фото конца XIX века. Фото: oldsaratov.ru

История успеха театральных постановок в начале XX века

В Саратовском краеведческом музее 19 ноября открылась выставка «Театральный архив фон Мевесов». Здесь впервые представлена часть коллекции, которая поступила в музей в 1970-х годах из театра оперы и балета. Она охватывает середину XIX — первую половину ХХ вв. и насчитывает 2 714 предметов. Среди экспонатов — журналы, брошюры, пьесы, театральный альманах. Хотя личность антрепренера фон Мевеса до сих пор не изучена и окутана загадками. С 1915 по 1917 год он со своей труппой ставил в Саратове спектакли, а приехавшие с ним актеры стали основателями саратовской театральной школы. РП выяснила, как фон Мевесу удалось достичь небывалого успеха.

Доподлинно известно, что он приехал в наш город вместе со своей труппой, называвшейся «Ансамбль Д.М. фон Мевеса» осенью 1915 года из Киева, где ставил антрепризы в местном городском театре.

– Говоря современным языком, фон Мевес — это театральный менеджер. Человек, который снимал театры, занимался выбором репертуара, нанимал актеров, подписывал договоры, — пояснила РП сотрудник фонда редкой книги Саратовского областного музея краеведения, где хранится коллекция документов фон Мевеса, Елена Мельникова.— Это было напряженное время, шла Первая мировая война, фронт находился близко к Киеву, и я думаю, что он не хотел рисковать теми наработками, которые сделал там.

Единственное фото Д.М. фон Мевеса. Фото: Татьяна Бондаренко / «Русская планета»

Единственное фото Д.М. фон Мевеса. Фото: Татьяна Бондаренко / «Русская планета»

Выбор Саратова был неслучаен: город имел статут одного из театральных центров России, здесь находилось несколько театров, куда публика ходила с удовольствием. К тому же значительное число жителей гарантировало коммерческий успех дела. В Саратове фон Мевес арендовал Городской театр (ныне Саратовский академический театр оперы и балета – Примеч. авт.) и проработал там до осени 1917 года. В городе не было на тот момент постоянной театральной труппы, практика аренды театров в качестве площадки для приезжих актеров была обычным явлением. Состав труппы был нестабильным, 40-50 человек: одни уходили, на их место нанимали других. Кроме приехавших из Киева актеров, к труппе примкнули и саратовские.

Больше о фон Мевесе доподлинно ничего не известно. Даже его полное имя остается для саратовских исследователей тайной: имеющиеся в Саратове документы сохранили только инициалы Д.М. и одну его фотографию. Приставка «фон» говорит о благородном происхождении. Дворянский род фон Мёвесов происходил из Померании — современной немецкой и польской территории, один из его представителей переселился в Россию при Петре I для строительства кораблей. Но имел ли антрепренер Мевес к ним отношение или же использовал приставку в качестве псевдонима — не известно. Загадкой является и то, сколько на самом деле в Саратове было антрепренеров с фамилией Мевес. Газета «Саратовский листок» от 2 февраля 1917 года давала анонс спектаклей театра дирекции Ан. Гавр. Мевеса — был ли это Д.М. фон Мевес, у которого при публикации изменили инициалы или же его однофамилец — не ясно. Но фамилии актеров, указанные в этой афише, совпадали с теми, что играли в труппе Д.М. Мевеса.

Легкий жанр

Основную часть репертуара труппы фон Мевеса составляли низкопробные водевили, трагикомедии и мелодрамы, название которых говорит само за себя: «Свинья», «Съехались, перепутались и разъехались», «Девяносто девять мужчин и одна женщина». Классические произведения А.Н. Островского, А.П. Чехова, О. Уальда, У. Шекспира были единичны. Такая подборка пьес продиктована требованием времени и желанием привлечь в театр как можно больше публики. Основная масса населения не являлись искушенными театралами и хотели видеть развлекательные, доступные для понимания среднего обывателя спектакли. К тому же люди устали от череды потрясений: Русско-японская война 1904-1905 года, революция 1905 года, Первая мировая война. Театр был для них местом отдыха, где можно было отвлечься от реалий жизни.

– Он был не просветителем, а прежде всего, менеджером, — поясняет Мельникова, — в первую очередь его волновала касса. У него было чутье на актерский талант, но было оно от того, что он очень хорошо наблюдал за публикой: на каких актеров ходят, кто из них приносит больше прибыли.

Возможно, преобладание легкого жанра в репертуаре фон Мевеса с целью привлечения в театр простых людей было также связанно с веяниями эпохи: в 1914 году российской правительство озаботилось вопросом пьянства населения, Николаем II был издан указ о запрете производства и продаже алкоголя на территории страны. Театр же, как доступный вид развлечения, оказался еще одним способом отвлечь народ от распития горькой.

Хотя фон Мевес и был бизнесменом от искусства, в составе его труппы в город приехали выдающиеся актеры, впоследствии сыгравшие значительную роль в становлении саратовской театральной школы: И.А. Слонов, Д.Ф. Смирнов, Г.Н. Несмелов, М. И. Велизарий, З.Н. Яковлева и другие.

– Многие из них остались в Саратове и уже после работы у фон Мевеса о них были прекрасные отзывы, — отмечает краевед, исследователь истории саратовских театров, кандидат исторических наук Вячеслав Дьяконов. — Эти люди здесь не только закрепились, но и создали на саратовской земле первую студию, где было все как в театральных учебных заведениях. Это постепенно перешло в театральное училище имени Слонова (существовало до 1983 года, было реорганизовано в театральный факультет — Примеч. авт.). Это были истоки саратовского театрального образования. Последователи Слонова создали в 1920 году Саратове, в одном из первых периферийных городов, театральный вуз – Высшие Государственные Мастерские Театрального Искусства, которые потом упразднили.

Репертуар «Ансамбля фон Мевеса» насчитывал более 40 пьес в год, это обеспечивало постоянную новизну зрелища: человек, посмотревший один спектакль, мог на следующий день идти на другой. Например, уже в первом сезоне работы в Саратове актер И.А. Слонов был задействован в 38 спектаклях.

– Слонов приехал в Саратов с амплуа героя-любовника, впоследствии он жаловался на фон Мевеса, что устает. Но заслуга Мевеса в том, что именно он привез к нам Слонова. И теперь наш драматический театр и улица города носит имя Слонова, — считает Мельникова.

Трупа фон Мевеса, сентябрь 1916 года, рядом с городским театром. Фото: Татьяна Бондаренко / «Русская планета»

Трупа фон Мевеса, сентябрь 1916 года, рядом с городским театром. Фото: Татьяна Бондаренко / «Русская планета»

Спектакли игрались после одной-двух репетиций. Выдержать такую напряженную работу мог не каждый, в течение дня актеры могли играть по несколько спектаклей, запомнить текст ко всем ролям было невозможно, поэтому значение должности суфлера в театре фон Мевеса был велико. Билеты, как указывалось в афише, продавали по общедоступным ценам. Касса театра работала до последнего антракта. Незамысловатый разнообразный репертуар и невысокая стоимость билетов обеспечивали фон Мевесу аншлаги.

После Октябрьской революции 1917 года последовала национализация театров. В Саратове ею руководил Д.Н. Бассалыго — режиссер и сценарист, много сделавший для саратовских театров. В частности, в 1918 году он создал в Саратове детский театр, ставший прообразом нынешнего Театра юного зрителя, а также способствовал открытию в городе первого профессионального народного театра имени Ф. Энгельса. Трупа фон Мевеса раскололась: значительная часть, включая самого директора, выступили против национализации, остальные — за.

– Я так поняла, что за национализацию выступали большей частью обиженные актеры, мало игравшие, хотя среди них был и востребованный Слонов. Я думаю, это связанно с тем, что к тому времени он уже получил большой опыт, почувствовал в себе большого драматического актера, время менялось, появлялись другие, серьезные пьесы и у такого думающего актера легкие пьесы вызывали неприязнь. А фон Мевес ничего большего, кроме героя-любовника, ему не давал, — рассуждает Мельникова.

Эксперты сходятся во мнении, что Мевес не мог пойти на сотрудничество с советской властью:

– Актеры — могли, а владелец — не мог. У него было имущество, костюмы, декорации, книги — это дорогого стоило, отдать это он не мог. К тому же в годы революции могли «поставить к стенке» за то, что не ту пьесу играешь, за происхождение, он это понимал, — говорит Дьяконов.

– Он был своего рода фабрикант, который никогда не захочет отдавать свое детище кому-то, человек он был не глупый, у него было чутье на происходящую ситуацию, — добавляет Мельникова.

Взяв время на раздумье о возможном сотрудничестве с новой властью, антрепренер попросил дать ему отпуск и под этим предлогом в 1918 году уехал в неизвестном направлении.

«Из истории наших семей складывается история стран» Далее в рубрике «Из истории наших семей складывается история стран»Зачем потомки немцев-колонистов приезжают в Саратов и что ищут в местных архивах Читайте в рубрике «Титульная страница» Сдали своегоРоссия депортировала одессита, спасшегося из Дома профсоюзов. Теперь ему грозит тюрьма Сдали своего

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»