Дети гражданской войны
Детей разместили в 15 детских домах, специально открытых для испанцев в России и на Украине. Фото: предоставлено Саратовским Музеем боевой и трудовой славы

Детей разместили в 15 детских домах, специально открытых для испанцев в России и на Украине. Фото: предоставлено Саратовским Музеем боевой и трудовой славы

Как жили в Саратове эвакуированные из Испании дети

В Саратове открылась выставка, посвященная судьбам испанских детей, вывезенных в конце 1930-х годов от ужасов гражданской войны в Советский Союз. Экспозиция под названием «Дети войны рассказывают свою жизнь, рассказывают твою историю» состоит из их фотографий, рисунков и воспоминаний.

Ровно 80 лет назад, в конце июля 1936 года, в Испании разгорелся мятеж военных, выступивших против правительства, сформированного после недавно прошедших выборов. Страну охватила гражданская война, затянувшаяся почти на три года. Люди бросали дома, а первыми от бомбежек и обстрелов спасали, разумеется, детей.

В Советском Союзе Испания в те годы воспринималась как дружественная, почти братская страна, крайне нуждающаяся в помощи — военная хунта свергла правительство, идеологически близкое коммунистам. Именно поэтому из СССР туда шла боевая техника, а под видом добровольцев направлялись военные, в том числе, опытные летчики, танкисты и моряки.  

– Путчисты во главе Франко развязали войну с законно избранным правительством республиканцев, — рассказывает координатор культурных программ Испанского Центра в Москве Мария Тереса. — Страна подверглась жестокому разрушению и хаосу, с помощью фашистских союзников Гитлера и Муссолини путчисты одерживали победы. Весь прогрессивный мир встал на защиту Испании. Были созданы интернациональные бригады, СССР помогал как оружием, так и военными специалистами. В этих условиях республиканское правительство решило уберечь детей: было принято решение вывезти их в Англию, Францию, Бельгию, Швейцарию, Данию и в Мексику. Из 32 тыс. эвакуированных ребят около 3 тыс. было отправлено в СССР.

Николасу Грегорио из Бильбао, что в испанской стране басков, было 9 лет, когда его вместе со старшими братьями вывезли из охваченной огнем страны. Его отец работал столяром, мать была домохозяйкой, в семье подрастало шестеро детей. Сначала Николаса с двумя братьями на корабле доставили во французский Бордо, а затем — в Ленинград. Там маленьких испанцев разделили на детские дома и отправили в разные города. Николас попал в Одессу.

– Там мы пробыли до 1941 года, жили очень хорошо, как в раю, — те времена он помнит по-прежнему отчетливо. — Нам повезло с тем, что попали в Одессу, купались в море! А когда началась война, детдом перевезли в Саратов. После прибытия нам пришлось почти неделю жить в поезде, потому что помещение приготовить не успели. В итоге нам выделили половину школы №16, поставили там кровати. Здесь мы прожили до лета 1942-го. После летнего отдыха нас отправили в село Орловское неподалеку от Энгельса. Местных жителей, немцев, с началом войны выселили, и туда привезли эвакуированных, в том числе, наш детдом. Мы были воспитаны, как патриоты, много работали на колхозных и детдомовских огородах: пололи, копали, собирали урожай. На учебу времени почти не оставалось. «Все для фронта, все для победы!»

– Язык стали поневоле изучать, когда немного повзрослели и вышли из детдома, до этого проводили все время друг с другом, детдом же был полностью испанским, воспитатели тоже говорили на испанском. Потом стали учить русский в школе. А вот когда я после детдома оказался в училище, где из 28 человек в группе было трое нас испанцев, а остальные русские, пришлось осваивать его уже всерьез.

Акцент у Николаса остался по сей день, но по-русски он говорит бегло и грамотно. К русской еде тоже давно привык — ест, по его собственному признанию, «щи и кашу». Хотя полюбились они ему далеко не сразу. Испанскую кухню, впрочем, не забывает — поделился рецептом своего любимого картофельного омлета. Мелко нарезанную картошку обжарить на сковороде, ближе к готовности добавить нашинкованный лук. В миску разбить яйца, вывалить в нее же жареную картошку с луком, перемешать, а затем вернуть все на сковороду, выровнять, обжарить с двух сторон. Говорит, получается очень вкусно — что-то «вроде пирога». 

– После войны нас привезли в подмосковное Нахабино, — продолжает Николас свой рассказ. — Там я и выпустился из детдома, поступил на токаря в ремесленное училище №4 Красногорска. Проучился 2 года. Эти времена были трудными, шло восстановление народного хозяйства, и помочь нам было некому. Потом поступил в московский техникум, который вскоре переехал в Люблино. Там  в 1954 году женился на русской девушке, у нас родилась дочь. Жена настояла, чтобы назвали Раей. Я согласился, хотя большинство наших давали детям испанские имена. Через несколько лет мы получили двухкомнатную квартиру, в ней я живу до сих пор. Работал на заводе по изготовлению запчастей для железной дороги. Когда на Кубе победила революция во главе с Фиделем Кастро, Минобороны предложило поехать туда в качестве переводчика. Пробыл я на Кубе два года. Потом вернулся на свой литейно-механический завод, где и проработал до пенсии техником по обеспечению запчастями для ремонта оборудования.

Детдом был полностью испанским, воспитатели тоже говорили на испанском. Фото: предоставлено Саратовским Музеем боевой и трудовой славы

Детдом был полностью испанским, воспитатели тоже говорили на испанском. Фото: предоставлено Саратовским Музеем боевой и трудовой славы

Через несколько лет после возвращения с Кубы власти СССР разрешили Николасу съездить в Испанию. Родителей он не видел больше 30 лет. Во время войны связь была утеряна полностью, а нашлись они в 1946 году, когда он выступал на радио: ту передачу, в которой испанцы искали своих родственников, услышала его семья, и вскоре он получил письмо. Переписываться им пришлось через страны Латинской Америки: отношения СССР с франкистской  Испанией исключали всякую возможность прямой корреспонденции.

Их встреча была очень трогательной и эмоциональной . Оказалось, что родители пережидали войну в Бордо, где у них от голода умер маленький сын. Позже вернулись в Бильбао, а сестра Николаса осталась во Франции и живет там до сих пор. Старшие братья в Испанию так ни разу и не приехали: в СССР они завели семьи, обосновались в Рязани, позабыли родной язык. Обоих уже нет в живых.

– Мысли вернуться в Испанию не было, жизнь уже была устроена здесь, в России. А в Испании на тот момент было плохо с работой. Поэтому некоторые из наших, кто уехал на родину, потом вернулись в СССР.

В 2010 году испанский режиссер Карлос Иглесиас снял художественный фильм о детях, вывезенных из Испании в СССР. Герои картины оказываются сначала в Сталинграде, потом в поволжской деревне, а затем на Урале. После войны Паула, главная героиня, возвращается на родину, где ей приходится отнюдь не сладко — с женщиной обращаются, как с отверженной и  прокаженной. Вернувшимся из СССР испанцам пришлось пройти через множество полицейских проверок, строгих переэкзаменовок для подтверждения профессиональной квалификации, столкнуться с множеством других сложностей.

Впрочем, некоторое время спустя испанские власти повернулись лицом к своим бывшим соотечественникам: на протяжении многих лет им раз в три года, а затем и ежегодно стали оплачивать визиты на родину — авиаперелет и проживание в хорошем отеле. Однако вот уже как три года из-за кризиса эта программа свернута: последний раз Николас был в Испании в 2013 году.

В начале 1990-х, спустя почти полвека, он вместе с другими испанцами снова побывал в Саратове — их разыскали ученики той самой школы №16, в которой они жили в первые месяцы войны. Поездка продолжалась пять дней. За это время они успели не только пообщаться с пригласившими их школьниками и посмотреть на изменившийся город, но и побывать в том самом селе, которое их приютило до самой Победы.

– В отличие от своих сверстников, попавших в европейские семьи, в СССР испанские дети жили исключительно коммуной со своим режимом, учебой, — рассказывает Мария Тереса. — После окончания гражданской войны в Испании почти все дети вернулись из европейских стран на родину. Но из СССР испанских эвакуированных начали выпускать только после смерти Сталина, с 1956 года. По разным причинам в Советском Союзе к 1998 году остались 300 «детей войны», как их называют везде. Более 200 испанцев погибли — большинство в районе Ленинграда, приписав себе несколько лет и уйдя добровольцами. В мирное время испанцы были собраны вместе из районов эвакуации в Москве и Ленинграде, получили рабочие специальности, учились в вузах, обзаводились семьями. В 1949-50 гг. был открыт московский Клуб испанцев — Центр, где организовали кружки танцев, создали оркестр и хор. С 1966 года Испанский Центр переехал в нынешнее помещение на Кузнецком мосту. Сегодня здесь проводится обучение уже 2-го,3-го,4-го поколения испанцев. Существует и поныне 23 группы испанских танцев, вокальный ансамбль. Здесь испанцы старшего поколения решают свои проблемы, встречаются с людьми, которым небезразлична их судьба. Сегодня их осталось очень мало, 81 человек.

Выставка «Дети войны рассказывают свою жизнь, рассказывают твою историю» — результат многолетней работы самих «детей войны», их родственников, исследователей, переводчиков. Выставка об испанских детях в СССР объехала почти всю Испанию, а также побывала уже в некоторых городах России. В Саратовском Музее боевой и трудовой славы она продлится до 15 августа.

В Саратове увеличился средний уровень оплаты труда Далее в рубрике В Саратове увеличился средний уровень оплаты трудаСредняя зарплата в Саратове в 2016 году Читайте в рубрике «Титульная страница» Трехлетка несбывшихся ожиданийПочему с момента воссоединения Крым не превратился в жемчужину юга России Трехлетка несбывшихся ожиданий

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»