Честный диалог двух полушарий мозга
Фестиваль театрального искусства и творчества «Яркие люди», посвященный Году литературы в России. Фото: Александр Щербак / ТАСС

Фестиваль театрального искусства и творчества «Яркие люди», посвященный Году литературы в России. Фото: Александр Щербак / ТАСС

Научный руководитель Института филологии и журналистики СГУ рассказал РП о самостоятельном мышлении и черных дырах истории

Литература во все времена влияла на жизнь людей, заставляла их радоваться и страдать, была способна разжигать войны и примирять врагов. Этот год в России прошел под эгидой «Года литературы» — глобального проекта, направленного на развитие интереса к книгам русским и мировых авторов. Вместе с тем, литература связывает современное общество и его прошлое, помогая нам двигаться вперед, не забывая оглядываться назад. Журналист «Русской планеты» встретился с руководителем и преподавателем Института филологии и журналистики СГУ Валерием Прозоровым, чтобы оценить масштабы и результат проделанной работы, поговорить о развитии навыков мышления в сегодняшней школе и попытках изменить взгляд общества на то, что уже произошло.


– Валерий Владимирович, заканчивается Год литературы в России. Как вы считаете, можно ли уже подвести какие-то итоги этой глобальной программы?

– Я бы не хотел оценивать итоги проекта в масштабах страны, но могу сказать конкретно о том, что делали мы и какие у нас были заботы. Пока что все идет в соответствии с замыслом — провести большой литературный фестиваль, разделенный на пять действий, на протяжении всего года. Первое действие посвящено «Горю от ума», второе связано с гоголевским «Ревизором» — наш традиционный апрельский «Хлестаковский фестиваль». Третье действие называлось «Весна великой Победы», оно прошло в областной Думе. И первые три действия удались, они вызвали большой интерес со стороны нашей главной аудитории — старшеклассников, абитуриентов и студентов. Четвертое действие пройдет под открытым небом, в виде квеста — в форме динамичных литературных прогулок по Саратову. Маршрут уже разработан, но пока держится в тайне. Последний эпизод фестиваля состоится в декабре, об этом пока рано говорить.

Главный смысл – привлечь внимание именно к литературным текстам. Мы не ставили перед собой задачи неосуществимые, так сказать, «мюнхгаузеновские». Но в пределах того, что замышлялось, все идет, как нам бы хотелось.

– В контексте Года литературы, как сейчас в школах проходит учебный процесс на уроках этой самой литературы, да и русского языка тоже?

– Я скажу так: что касается методики преподавания языка, то она более-менее себя оправдывает. А вот что касается литературы, то тут как было очень много неразрешенных вопросов, так они и остаются. Я убежден: даже в высшей степени разумно составленные методики — не самое главное в преподавании литературы. Важна личность учителя. Если он сам книгочей, если сам поглощен чтением современной литературы и перечитыванием классики, понимает, для чего он это делает и каким образом может заразить этим интересом своих ребят, то ему цены нет. В общем-то, преподаватель литературы — дело штучное, на конвейер не поставишь. Учителя языка легче готовить, чем учителей литературы, потому что это уже преподавание искусства, искусства слова. Заниматься различными схемами, планами, отчетами, методиками — от этого никуда не деться. Но если есть в школьной программе предмет в буквальном смысле одушевленный, то это литература.

– А кого мы тогда можем считать «мыслящим» человеком и можно ли вообще научить человека мыслить?

– Все люди — мыслящие, у нас от природы способность к логическому и интуитивному мышлению, к постоянному диалогу левого и правого полушарий мозга. Но когда мы говорим о человеке самостоятельно мыслящем, то имеем в виду тех, для кого нет тирании установок, стандартов, моды и так далее. Наверное, мыслить самостоятельно — значит мыслить честно. Потому что много соблазнов и интересов на белом свете, которые невзначай, а то и вполне намеренно уводят от честного диалога с самим собой.

– Но получается, что процесс обучения — такое же внедрение неких установок извне?

– Да, человек рождается и с этого момента ощущает определенное воздействие, это нормально. А вот тот, кто отказывается от всяких контактов с внешним миром, становится пациентом. Речь идет о чувстве меры, «золотой середине». Я скажу, наверное, тривиальную вещь: нельзя научиться, можно помочь научится. И научить человека учиться — самое главное.

Валерий Прозоров. Фото: из личного архива

Валерий Прозоров. Фото: из личного архива

– Кстати, слышали про инициативу Игоря Левитина начинать учебный год с 15 сентября?

– Ничего плохого в этом нет, отдыхать всегда приятно, особенно, когда в начале сентября еще жарко, как у нас сейчас. Мы раньше начинали заниматься и в октябре, и в ноябре, потому что вместе со студентами на полях собирали капусту и морковку, в колхозах и совхозах. Тогда было понятно, что бесплатную рабочую силу приходилось привлекать из-за не самого лучшего состояния экономики, пусть эта сила и не была столь продуктивна. Но об этом университетском времени воспоминания остаются самые веселые и озорные.

– Но вернемся к выпускникам. Можно ли говорить о том, как изменились сегодняшние первокурсники вашего института по сравнению с тем, что было 10 или 20 лет назад?

– Интересная происходит вещь. Люди, особенно молодые, меняются очень заметно. Но вот в наш «дом», в наш институт, по-прежнему приходят люди, в подавляющем большинстве неслучайные. Их выбор филолого-журналистских образовательных направлений, как правило, обусловлен бескорыстным интересом… Это очень отрадная вещь. Нечестно было бы говорить: «А вот в наши времена какие приходили!». Не так уж редко приходят и хорошо подготовленными. Да, они по-другому ориентированы, у них другое мироотношение, больше внутренней свободы, раскрепощенности. И это очень хорошо!

– В современной медиасреде существует тенденция, условно называемая «журфаки не нужны». Многие писатели, редакторы, журналисты считают, что сегодня факультеты журналистики не могут дать необходимых знаний для работы. Есть ли у журфака преимущества для будущей работы по сравнению с другими факультетами?

– Единственное, с чем я могу согласиться, что можно индивидуально, «заочно» заниматься самообразованием. Но полноценное самообразование без наставников мало кому по-настоящему удается. Я уверен то, что технологические умения в медийной сфере — великое дело, цифра — это замечательно, но журналисту в первую очередь, как говорится, по жизненным показаниям, необходима достойная общекультурная оснастка. Мы никуда не уйдем от того, что журналист — полномочный представитель своей культуры, языковой, литературной, гуманитарной. Это проявляется во всех его способах коммуникации, в печатных текстах, на телевидении и радио, в интернете, в его поведении и характере. Журналист без общекультурной основы — ничто. И наши университетские образовательные программы для будущих журналистов предусматривают максимальные возможности для самореализации. Я за культуру журналистского дела.

– Ваша статья из русско-словацкого научно-публицистического сборника открывается словами: «Известно, что народ, лишенный исторической памяти, не имеет будущего, им проще манипулировать»…

– Да, никуда нам не уйти от того, что вся наша жизнь определяется памятью рода, семьи, поколения, страны. У Марины Цветаевой любимым глаголом были «дан» и «дано», так вот, история нам дана. И ею нужно дорожить. Это наводит на очень обширные размышления, не уверен, есть ли смысл их здесь и сейчас касаться. Я знаю только одно: когда разными способами и ухищрениями навязывается целому поколению, что вот история у твоего народа была, была, была, а потом случился некий провал. Но как только появляется установка на такие «черные дыры в истории», то сама история начинает мстить за такое вот искусственное беспамятство… Я не думаю, что история не терпит сослагательного наклонения, всегда можно предположить, что случилось бы при других сценариях. История это вообще такое многосоставное, грандиозное и хрупкое здание, которое во всем своем объеме воспринять «уединенному» человеку не дается…

Есть история как наука, есть археология, есть изучение конкретных памятников. Но история по-настоящему сложно и полно может быть воссоздана лишь поэтическим образом. История дана нам как поэтический образ, в котором бесконечное множество различных смыслов.  Преподносить историю как поэтический текст было бы очень разумно. Ее неблагодарно изучать с точки зрения неких односторонне жестких логических определенностей, связи и скрепы рвутся, они не в состоянии выразить всю сложность картины.

Лучше всего история России удалась Николаю Михайловичу Карамзину, который был поэтом. Историкам-поэтам удается больше рассказать о прошлом, потому что из сохранившихся отдельных фрагментов, из доставшихся нам кусочков-пазлов картина не складывается, воссоздаться она может поэтической интуицией.

Жить нельзя переселять Далее в рубрике Жить нельзя переселятьМногодетные семьи из Саратова несколько лет живут в полуразрушенном доме и добиваются изменения жилищных условий Читайте в рубрике «Титульная страница» Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина СарсанииСмерть знаменитого актера и футбольного функционера вызвала вопросы Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина Сарсании

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»